В один из дней постучали в двери нашего приюта. Стояла мусульманка в черных одеяниях и платке с чудным мальчиком на руках лет семи. У мальчика было веселое, светлое лицо, румяные щечки и ясные глаза. Точно армянин, но как он оказался у этой женщины – было непонятно. Пригласили ее, сели, и женщина говорит: “Хочу у вас оставить сына”. “Это ваш ребенок? – спрашиваем, - он явно христианин, а вы мусульманка”. Она сняла платок. По всей вероятности это был ее сын - очень были похожи. И она рассказала, как дошла до такого решения.

     Муж давно умер, она жила в Ачне до того времени, когда согласно закону о выселении турецкие головорезы пришли в их селения, изнасиловали тысячи женщин, и ее в том числе, и вместе с детьми выгнали из родных мест. Неделями беспрерывно шагала она с ребенком на руках, голодная и изнеможенная. Ноги разбухли, сердце омрачилось. Того Бога, которого она знала только по имени, не было. Христос не обещает с поверхностной глубиной выйти победителем из таких бедствий.

4.11

     Измученная и изможденная, доходит наконец вместе с сыном до Алеппо. Знакомится с одним мусульманином, нравится ему, получает предложение, но вместе с тем и единственное условие – изменить веру и дать сыну другое имя, после чего могут спокойно и безопасно жить в его доме. Обещал им полный достаток. Это было спасение, но какой ценой? Женщина понимала, что у нее не было сил пройти пешком через пустыню, да еще и с малолетним сыном. Она стояла перед роковым выбором: или этот мужчина, или смерть в пустыне, или же попасть в руки более жестокого человека. Она приняла предложение и пошла с сыном жить в доме этого мусульманина.

4.12     Располагается, приспосабливается, и время показывает, что решение было не так уж неправильно. Но вот маленький Седрак никак не смиряется. Она говорила мальчику, что у него будет новый отец, новый дом, что больше не будут голодать, но не говорила, что у него будет другое имя и что они не должны больше быть христианами. Не соглашался: “Мам, я христианин, я не стану мусульманином, я не изменю свое имя”. Эти споры и разногласия приводили к каждодневным скандалам. Мать всячески уговаривала, упрашивала сына, убеждала. Отец в свою очередь то добротой, то с гневом настаивал на своих требованиях. А Седрак стоял на своем: “Я христианин. Я христианин”. И наконец приемный отец сказал, что этого ребенка в своем доме не потерпит. Мать в растерянности и горечи не знала, куда податься. И вот мальчик однажды говорит: “Отведите меня в приют”. Вот так и оказались здесь.

4.13     И вот смотрю на его чудное, детское личико и спрашиваю: “Чего ты хочешь, Седрак?”. И он уверенно отвечает: “Хочу остаться с вами”. Вот так и решили оставить его. Мать вся в слезах оставила его и ушла. Седрак был счастлив, его не волновало, что жили мы в нужде, наш приют был из бедных. Он очень полюбил своих учителей, уроки, воскресную школу. Но турки еще раз дотянули свои лапы до наших подопечных армянских малышей и Седрака вместе с другими детьми силой забрали из приюта и увели в неизвестном направлении. Где-то он сейчас?” 

     Продолжение истории нам уже известно.
     Пусть Седрак замолвится и за нас пред Господним Троном. Аминь.Далее мы используем записи Эрнеста Лохмана “Отрывок из биографии".